Николай Осадчий (niosa) wrote in slazav_news,
Николай Осадчий
niosa
slazav_news

Сотни: краткие заметки неучастника и участника


Заметки неучастника (2006.02.19)

Как-то оно так получилось, что в этом году я записался у Дмитриевцев не в беговой состав, а в обслуживающий. Просто чтобы понять, так ли это напряжно для костровой команды сидеть на костре и смотреть бегущим вслед, как об этом говорят.
Обязанностей на меня возложили немного. Доставить каны на костры и немного еды и воды на финиш (ручьев там не водится, а снег в километре от Ленинградки все-таки грязноватый). Этим я занимался в субботу перед стартом, заодно потропив с Сафроновцами лыжню от Поварово. Лыжню от Раково до Зеленино после недельных снегопадов тоже пришлось обновлять, но уже без Сафроновцев (они ушли готовить костер в Морозках). По дороге встретил тропящего навстречу Диму Савватеева — он шел на юг и солнышко улыбалось ему больше чем мне, что видно на его фотографиях. Было приятно вместе подзаправиться чаем на полянке, где развилка на Тимоново, тем более что дальше каждый пошел уже по готовой лыжне.
К Зеленинскому костру чуточку ускоряюсь — надеюсь застать приехавших туда на машине костровиков с продуктами. Мне повезло. Я застал всю кампанию, а через несколько минут подошли Сергей Булычев с Володей Макаренковым, Володя Васильев, Федя Малышев — они разными путями попадали сюда с Ленинградской дороги — тропили петлю. Шеф убито выкатился на мостик и жаловался на лыжи — его новенькие RCSы были ему явно жестки, а мазь с них слетала в момент. Посидев немного на костре мы с Шефом и Федей оставили семейство Дудиных, собиравшихся ночевать на прикрытой лапником золе, и загрузились в Тойоту Татьяны Бачиной, которая благополучно доставила нас в Москву. Кефира в машине не было — это я проверил.
Утро воскресенья. Как-то непривычно садиться в электричку на Ленинградском, зная, что все сейчас стартуют с Савеловского. Но и здесь сидят лыжники — команда ветеранов под предводительством Рыжавского, собирающиеся в Головково. Здороваемся. А где же те, с кем мне на костер идти? Явно должен быть по крайней мере один человек — девушка Света, с которой мы созванивались накануне. Нужную девушку удается вычислить путем набора номера на мобильнике — она сидит на скамейке напротив меня и берет трубку. А заодно вычисляется, что у Светы нет с собой лыж. Это было немного неожиданно, хотя я отчасти тоже в этом виноват, так как ненароком накануне сказал, что костровая команда поедет на костер на машине. Эдак нам светит не успеть на костер вовремя, и я не выполню своего обещания напоить всех морсом.
На костер мы все же успели и даже с запасом. До Тимоново подвезла маршрутка, еще километр помогла попутка, а оставшиеся пять километров мы неплохо пробежались, накрыв в итоге Сергея Смирнова, добиравшегося от Тимоново на лыжах.
На полянке у Зеленинского ручья уже кочегарились четыре костра, сложенных из толстенных чурок, которые вся команда бегунов заготавливала накануне. В канах закипала каша, супы, чай с морсом были на подходе. Когда без десяти одиннадцать стали появляться лидеры, все уже было готово и оставалось только разливать морс по стаканам, раздавать кашу и успевать фотографировать. Дело закипело.
Здесь надо сказать несколько слов о еде. Вопрос не столь маловажный, как может показаться. Придя на костер, каждый получал мешочек с миской, стаканом, мандаринами, печеньем и сухофруктами. Из жидкого можно было взять клюквенный морс, чай, овсянку (потом гречку) и суп. На столе отдельно лежал нарезанный торт, сухари, хлеб, капуста, друга еда. Вроде бы было все, что нужно, чтобы наесться досыта. Но вся беда в том, что у тех, кто бежит, нет времени есть досыта. Возможно мои слова сочтут неуместной критикой, и все же можно точно сказать, что здесь было не так.
Во-первых, еда должна быть не завязанной в виде миски и ложки в мешочке, а в виде каши в миске — чтобы каждый из сотни бегущих не должен был искать, на каком же из четырех костров висит кан с кашей. Во-вторых, каша должна быть жидкой и ни в коем случае не горячей, чтобы ее можно было быстро съесть и усвоить. То же самое касается морса. Остальная еда также должна находиться не в дальнем углу за судейским костром, а в центре — на самом видном месте, чтобы не приходилось искать по всем кострам.
По ходу дела эти недостатки пытались исправить, однако хочется, чтобы в следующем году организация была лучше. Возможно, из моих уст эти слова звучат немного странно — мол, раз сам этим занимался, что же не сделал, как надо. Тем более что в следующем году я надеюсь участвовать в гонке. И все-таки, хочется, чтобы дело было сделано лучше.
Когда последние лыжники ушли на петлю, пришла пора и мне шевелиться. Скоро уже лидеры возвращаться начнут, а на финишном костре еще нет лимонов. Без лимонов там обойтись никак нельзя, поэтому место моего дежурства было перенесено на 30 км — на финиш.
На финише дел немного. Там уже три наших ветерана расчистили снег, разожгли костер и ждали финиширующих. Один за другим с половины пятого они стали появляться на костре и, усталые, валились на бревна. Гонка вроде бы и простая — без тропежки, как в прошлом году, все-таки вымотала всех. Где-то трактор расчистил дорогу до земли — пришлось бежать, где-то буран перемесил лыжню – скольжение испортилось. Да и сама борьба выматывает намного сильнее, чем обычное субботнее катание на лыжах.
Когда на финиш приходит слишком много народу, первые уходят, освобождая места следующим, и этот поток растягивается на многие часы. Наверное больше чем лидерам, радуются на костре финишу самого молодого участника — 13-летнего Васи Николаева, который под чутким контролем Нины Банниковой и Миши Николаева впервые прошел всю дистанцию. Нелегким трудом он заслужил право не ходить на следующий день на уроки физкультуры.
К моменту моего ухода в половине восьмого финишировала еще только половина участников, а последние приходили после девяти вечера.
К сожалению, конец гонки был омрачен печальным инцидентом, произошедшим с Мишей Агеевым. Об этом уже говорилось, но наверное стоит еще раз сказать: На Мишу накинулась компания местных пьяных подонков — отобрали деньги и телефон, когда он брал билеты в кассе. Касса в Поварово — место злачное, однако мало ли злачных мест в подмосковье. Отсюда следует только одно: надо быть осторожнее, стараться держаться вместе и стоит каким-то образом поставить в известность местную милицию. Надежды, что это даст эффект, мало, но все же это уменьшит шанс, что такие случаи будут повторяться.

Собранные Славой Завьяловым ссылки на тему Дмитриевской сотни лежат здесь:
http://community.livejournal.com/slazav_news/110922.html



Заметки участника (2006.02.25)

В электричке те, кто бежали неделю назад, мне сразу сказали: «ты, наверное, специально все подстроил и не бежал Дмитриевскую сотню, чтобы сберечь силы!». Пришлось сказать, что так оно и было и сослаться на простуду, которая за неделю этих сил немного поубавила. Отмазка, в общем, но горло болело.
Пока ехали, Александр Иванович не спеша называл фамилии и раздавал новые номера — в этом году они стали красивые: майки с крупным номером и гордым названием марафона «100 км за 1 день».
С майками этими, как потом выяснилось — беда. Когда бежишь с обычным номером — народ просто расступается, пропускает на лыжне, а тут совсем шарахаться стал — будто от олимпийцев. За сто метров с лыжни буквально сметало всех лыжников и приходилось ускоряться, чтобы поскорее убежать. За один день мне столько раз пожелали удачи и пришлось столько раз сказать спасибо, сколько за всю жизнь не слышал и не говорил. Это не так просто на бегу, как кажется :)
Старт с платформы в Поварово: большинство идут к лестнице, а самые нетерпеливые прыгают от первого вагона на дорожку, ведущую к лыжне. До лыжни —200 метров бегом. Я практически сразу отпустил четверку бегунов вперед, не пытаясь держаться за ними – свой темп важнее. Собственно до финиша перестановок со мной больше и не происходило. Лишь за Ленинградкой я переместился на четвертое место, обогнав одного из этой четверки — ориентировщика Шигаева, рискнувшего бежать гонку с заплечным рюкзаком.
На этом рассказ про гонку можно закончить, поскольку дальше я просто катился, поддерживая удобную мне скорость. Никого сзади и никого спереди в пределах нескольких километров, давали мне полную свободу в полном одиночестве. Прекрасная твердая лыжня, лишь местами докучавшая тем, что невозможно было толкнуться палками от глубокого снега, отличные костры, с правильной кашей и изумительным морсом, где быстро намажут лыжи и скажут, насколько отстаешь. А отстаешь, увы, уже настолько, что фиг догонишь.
В общем, когда перед последним этапом мне сказали, что третий ушел 14 минут назад, я позорно сдался и последние 30 км проехал в свое удовольствие. Помнится, четыре года назад на своей первой сотне на 97-м км я чуть не умер — теперь же мне было интересно, смогу ли я на этом месте получать удовольствие. Оказалось, что могу, загрузив себя всей имевшейся в карманах курагой и мандаринами, но удовольствие не особое — для этого не надо было бежать столько километров!
Не знаю, как такое вышло, но участие в команде поддержки доставило больше удовольствия, чем 4-е место на Сафроновской сотне. Видимо не выполнил я заповедь Тадеуша — не выложился, чтобы гонка принесла удовлетворение.

Что ж, позволю себе амбициозное заявление: на следующий год все будет по другому — я буду рвать когти, а лимоны, доставленные на финиш Дмитриевской сотни попрошу зачесть мне в качестве стартового взноса! Чтоб уж не отступать.

P.S.
Утечка в прессе!
Фотографии, снятые моим братом и мной лежат здесь:
http://niosa-data1.narod.ru/sf_100_06/index.htm
А в ближайшее время появятся фотографии Александра Северина и Т. Погудиной на сайте Михаила Афанасенкова

P.P.S.


Добавлено
Подборка фотографий с Сафроновской сотни на сайте Михаила Афанасенкова.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments