Николай Осадчий (niosa) wrote in slazav_news,
Николай Осадчий
niosa
slazav_news

«Байка о подмоченной репутации - II» или как вылезать на лед




Все начиналось с интриги: кому в этот день будет жить хорошо — пешеходам, бегунам или лыжникам. Бежать, когда можно ехать — скучно, но с другой стороны снега для нормального катания еще мало: на полях — земля, на дорогах — камни, в лесу — корни. Но все-таки уже зима, уже трава укрыта снегом, уже пора доставать лыжи. Я достаю свои «асфальтовые» Шплиткейны и даже не мажу их в электричке — они того не стоят.
Со станции стартуем по грязной посыпанной песком дороге. Бегущие издеваются: «Ну что, чем мазались, голубчики? Красной жидкой надо было!» Я стараюсь не отставать. Скольжение по заснеженной дорожке неплохое (температура снега где-то около –3-5), но все портят попадающиеся камушки. На поле тягаться с бегунами уже сложнее: скользить по едва присыпанной траве хреново и лучше искать снежную колею. С легким сердцем отпускаю марафонцев и начинаю лавировать по заснеженным тропинкам. Пересекая Можайку попадаю в какое-то болото и надолго застреваю в нем. Вот дорогу преграждает открытая вода и надо поворачивать назад — здесь не пройдешь. А сзади тем временем идут в обход пешеходы. Вот и от них отстал…
Но ничего, за Минским шоссе уже прокопанная нашими лыжня — по ней я догоняю лыжников во главе с Васей и Ниной. Вот это сюрприз! Опять в авангарде этот парень с два вершка. Остальные подтягиваются.
А впереди тем временем открытое пространство — начинаются Нарские пруды. Съехать на лед или идти в обход — за пешеходами? Но вон на льду ходят рыбаки, значит можно ехать, и мы скатываемся на первый из серии перегороженных дамбами прудов. Лед укрепился недавно — снег еще не успел лечь или его сдуло, и скольжение по идеально ровной поверхности доставляет несравненное удовольствие. Вот оно, настоящее катание, вот чего лишили себя в этот день те, кто оставил лыжи дома. Раз толкаешься руками и летишь далеко-далеко, издавая ракетно-шипящий звук под колодками.
А кто это там идет по дамбе впереди? А это как раз те самые, которые в этот день без лыж — вынуждены довольствоваться своими скромными 6 км/ч, Зачем? Зима уже началась!
Разогнанные лыжи сами выносят на дамбу. Так, с пешеходами разделались, надо догонять убёгших остальных. Если и дальше ехать с таким темпом — это будет нетрудно сделать. Поэтому я вопреки плану пропускаю всю колонну, идущую по дороге, а сам скатываюсь к следующему пруду. Это крюк — километра полтора, но если быстро просвистеть оставшиеся три пруда, получится выигрыш по времени, да и как не прокатиться по этому простору, который уносит тебя вдаль.
На втором пруду огибаю у берега небольшую проталину и делаю радикальный поворот на юг. Вот и вторая дамба, а за ней еще один простор — самый большой из прудов. Увы, местами на льду лежит снег, поэтому так быстро его проехать не получится, но это все же быстрее чем вместе со всеми по дороге, посыпанной мелкими камешками.
На этом пруду лед не такой хороший — об этом говорят темные полосы вдалеке. Туда нам не надо Нам надо вон на тот еловый мыс в километре, за которым должен быть последний пруд. Иногда под ногами похрустывает, но в целом под ногами нормальный прочный светлый лед, по которому можно ехать.
Что-то я все про лед, да про лед. Может даже слишком много про лед, чтобы вы не насторожились: что это он делает один на льду, который едва-едва установился. Если насторожились — то не зря. Не фига ему было делать одному на свежем льду. Не фига.
В какой-то момент я поехал по месту, на котором лед был чуть темнее, чем тот, по которому ехал до этого. Темнее – лишь самую «чуть», чтобы это было заметно и насторожить меня.
И вот, правая нога с треском взрезает корку и уходит под воду. Я опираюсь на вторую ногу и она уходит туда же. В голове промелькивает мысль: «а так все хорошо начиналось», а сам тем временем погружаюсь вниз разламывая белое пространство вокруг на черные трещины. До одного берега — метров сто, до другого - километр, под ногами — ничего под ногами. Жалко. Я всегда считал и гордился своим умением избегать разных «историй», минимизировать риск. А здесь — поплатился за эйфорию и раздолбайство.
Выбираться. Но как? Всем известно, что вылезти на лед сложно — хрупкие края обламываются, когда на них давишь, а долго оставаться в воде нельзя — время активных действий исчисляется минутами.
Выбрался я довольно легко и быстро (чему сам удивился). Даже рюкзак остался сухой. Подробности — в конце текста, на тот случай, если кто-нибудь захочет повторить эксперимент.
Мне тогда повторять ничего не захотелось, поэтому я поскорее зачесал к берегу. Одежда, естественно промокла, но это было не страшно. Надо было только двигаться побыстрее, а так, в дождь порой вымокаешь сильнее. Сейчас же на мне была сухая флисовая шапочка, которую мне в очередной раз подарила Лариса (как она сделала это уже с доброй половиной группы). Мороз несильный, но все-таки штаны и майка, одетая поверх термы понемногу встают «колом». Штаны к костру (а до него оставалось еще километров 10) высохли, а вот майка так и сохраняла свойства пуленепробиваемого виндстоппера.
Пока выбираюсь на берег шарахаюсь от каждой трещинки и чувствую облегчение только когда выкатываюсь на заросшую ольхой насыпь. И как только оказываюсь наверху, вижу как по льду там, где я только что упражнялся в акванафтике, катятся Вася, Нина, а за ними — Жора Толасов. Вот те на! А я думал, за мной никто не поедет. Место куда я провалился хорошо заметно и мне кажется, что они поймут, что туда ехать не надо. И действительно, они прижимаются к берегу и огибают злополучный участок. Полный уверенности, что по моим следам они выберутся на берег, я начинаю двигаться по отсыпке к последнему пруду.
Все-таки не каждый день приходится проваливаться под лед — немного нервничаю; в ушах еще стоит звук трескающегося льда. Считаю это нормальным для такой ситуации и не обращаю внимания.
Когда вновь оборачиваюсь назад, чтобы убедиться, что все благополучно выбрались на берег, внезапно обнаруживаю, что три лыжника продолжают спокойно дрейфовать вдоль берега к дамбе. И уже на дамбе выясняю, что на самом деле они вовсе не видели моих приключений и, удивившись, что я не побежал прямо на мыс, а свернул к берегу, решили тоже перестраховаться и держаться ближе к земле. Пытаюсь им объяснить, что на лед я больше не хочу, но они уговаривают меня преодолеть последний пруд напрямую. Это действительно имеет смысл, потому что дальше по берегу дороги нет, а есть одни заросли. Снова становлюсь на белую поверхность и неуверенно толкаюсь палками, держась вслед за Ниной. В ушах трещит, но я отношу это на счет психики и продолжаю ехать, пока мы не выбираемся на противоположный берег. А вот и лыжня шефа, который, однако, нас обогнал по дороге, и теперь наша очередь его догонять.
Странно, я давно на земле, а в ушах все трещит и трещит. Рехнулся с перепугу? Допустимо, но странно. Да и трещит подозрительно: еду — трещит, останавливаюсь — не трещит. Нет, думаю, если бы рехнулся, трещало бы все время, а тут что-то другое. Пробую двигать разными частями тела — может это они трещат? Да, трещит что-то в груди. А точнее на груди — это компас, который болтается у меня на шее под заледеневшей майкой! Что ж, приятно осознавать, что если я когда-нибудь и рехнусь, то не с перепуга.
Ну а дальше? Дальше все было довольно буднично и привычно. Быстро догнал и перегнал шефа, Дальше ехал один до самого костра, но догнать убежавших товарищей так и не смог — отстал на полчаса и пришел к готовому костру. Ничего пилить не стал, а сразу уселся и стал сушить ботинки. На костре из меня сделали героя-утопленника: все угощали пирогами и интересовались, как же я выбрался. Только Борода — сам известный «ныряльщик» (в прошлом году он купался дважды) подошел и растолковал «по русски», какой я мудак. Других его слов здесь приводить не буду, но в общем согласен.
С костра все уходят по очереди. Сначала медленные пешеходы, за ними более шустрые лыжники. Последними покидают насиженное место бегуны. Теперь к ним присоединилась «Отважная» Таня. Я отчаливаю на пару минут раньше них. Ближе к концу маршрута порядок меняется на противоположный: бегуны успевают в Башкино на поезд 17:08, я опаздываю на него на 12 минут и вместе с подоспевшими шефом, Ниной, Васей и Вышенским сажусь в следующий поезд. Судьба остальных, как водится, покрыта мраком и тайной, но практика показывает, что все они обычно доходят успешно. На следующих выходных подсчитаем потери.



Несколько «умных» слов о глупых вещах или как вылезать на лед.
Вообще об этом уже писалось (см здесь), и я даже это читал, но надо сказать, в такой ситуации лучше работать своей головой, чем чужой. Одним словом, какие-либо правила здесь придумывать бессмысленно — все равно никто не запомнит. Конечно, хорошо ходить группой — так надежнее; но также ясно, что делать это правилом нельзя. Правилом наверное надо считать только одно. На костре ко мне несколько раз подходили и спрашивали, как же я выбрался. Как будто это невозможно. Так вот, правило в одном: это возможно.
Как вылезать без лыж я не знаю — не пробовал. С лыжами можно так:
Обычно попадание под лед происходит при движении с толстого льда на тонкий. Соответственно, чтобы выбраться, нужно двигаться в сторону более прочного льда, то есть назад. Вероятно, тот лед, с которого вы соскользнули, слишком тонок, чтобы дать вам возможность вылезти, поэтому его лучше сломать. Лучше это сделать сразу, чем провалиться снова. Заодно появится пространство, чтобы достать лыжи. Следующее действие – подобраться к слою льда, который сможет удержать вашу грудь выше уровня воды. Вылезти на него еще не получится, но это позволит разобраться с лыжами. Говорят, что лыжи лучше снимать, но мне кажется, что это сложно и не нужно. Палки я тоже не снимал — они мне не мешали. Следующее действие — здесь нужна плавность, чтобы не проломить кромку льда. Ногу с лыжей надо вытащить из воды и положить на лед. Это не очень сложно, но главное – плавность, чтобы не провалиться опять. Далее: начинайте, опираясь на ногу и руки ползти от воды. Второй ногой при этом можно работать как ластой. Главное при этом – обеспечить максимальную площадь контакта с поверхностью льда. Раскиньте руки пошире, пусть нога и тело лежат на льду. Не пытайтесь на них опереться, пытайтесь подтянуться. Отползите от полыньи по крайней мере на метр. Лучше — больше. Теперь можно начать становиться на лыжи. Лучше на обе сразу — чтобы уменьшить давление на лед. Все. Езжайте туда, откуда приехали, и желательно побыстрее — чтобы не замерзнуть. Лучше работать только палками и не нагружать ноги, чтобы не толкаться о лед.
Все это, конечно, не правило — это всего лишь способ, который помог мне. Может вам поможет другой.

дополнение от 05.12.05
У "Вовы Радюшкина" имеется иная версия этих событий.
Видимо он сам подъезжал к проруби и измерял глубину. :) О том как он потом вылез, правда, умалчивает...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments